([Replica])
Зима.


Он шел по запорошенной улице, оставляя после себя следы на пушистой дорожке. Крупными хлопьями падал снег. Если поднять голову и посмотреть вверх, в темно синее зимнее небо, можно представить себя летящим сквозь пространство навстречу кружащимся и танцующим снежинкам. Но он не мог позволить себе такой роскоши, он шел...Зачем и куда, он сам не знал. У него не было ни определенной цели в жизни, ни самой жизни, как таковой. Настойчиво заурчал желудок, требуя чего-нибудь мясного или, на худой конец, съедобного. Мимо пролетела машина, окатив дорожку коричневым веером грязного снега. Неприятно. Люди, которым хорошо сухо и тепло в своих уютных автомобилях обычно не задумываются, что может быть совсем другая жизнь. Такая жизнь, как у него, затерявшегося в лабиринте улиц этой ночью. Впрочем, как и любой другой ночью. Он не завидовал им. Ему не нужен был быстрый автомобиль, красивая одежда, деньги, - ко всему этому он был безразличен. Он размышлял, что же может сделать его счастливым. Семья? Возможно, но не при его образе жизни...Тем более, сейчас зима, а зимой, как известно, личная жизнь впадает в спячку, и ничего с этим не поделаешь. Крыша над головой тоже не помешала бы, но и тут были трудности. Где есть кров, там всегда большое скопление людей. А он не любил людей. Постоянно ощущать на себе косые взгляды, терпеть издевательства и насмешки, доходящие порой до рукоприкладства, сносить унижения только потому, что он им не ровня, было выше его сил. Очень многие из его знакомых смогли приспособиться, ломая себя под обстоятельства и под тех, от кого они зависели. За счет этого и выживали. Но его гордость не могла вынести такого. Он хотел оставаться самим собой, потому что его суть, - единственное, что у него осталось. И останется всегда, как бы его не кидало. Терять еще и ее было бы полным провалом.

Мимо прошла мама с ребенком. К детям он всегда относился хорошо, они были не так щепетильны, свободны от предубеждений и человеческого коварства. Заметив его, девочка улыбнулась и протянула руку. Бросив на него брезгливый взгляд, мать резко одернула ребенка, и они быстро зашагали дальше по темной улице, освещенной тусклыми мерцающими фонарами. Он привык к такому обращению, ни одно его движение не выразило разачарования, сожаления и даже заинтересованности. Он продолжал неторопливо шагать, сминая искрящийся в свете фонаря снег. Но ему не было безразлично. Он хотел тепла или, хотя бы, внимания. Несмотря на всю свою гордость, ему так хотелось чтобы был кто-то, кому он нужен, кому было бы не все равно. И хотелось зайти в теплый дом, растянуться на мягком диване и уснуть, не зная забот о том, как бы найти ночлег, еду и не замерзнуть. А холод больше и больше пробирался под шерстку, сковывая движения. Но все так же неторопливо и уверенно шел по запорошенной улице, оставляя после себя на дорожке следы пушистых лап, кот, у которого не было даже имени.


@музыка: El Tango De Roxanne